Архив автора: Павел Зыгмантович

Как выразить соболезнование и поддержать в горе

горе. горевание. соболезнования. как выразить соболезнования. как по соболезновать. Так уж вышло, что в нашей жизни бывают трудные моменты. И когда такой момент возникает в жизни близкого человека, встаёт вопрос — как помочь, поддержать или хотя бы пособолезновать?

В целом, тут нет ничего сложного — это не высшая математика. Нужно просто соблюдать несколько простых рекомендаций, и только. Основная проблема здесь больше в невыносимости чувства собственного бессилия — ведь вы можете только поддержать, но не исправить ситуацию. Но про это бессилие как-нибудь отдельно.

Сейчас — о соболезнованиях.

Как выразить соболезнование

Американское онкологическое общество рекомендует следующую последовательность действий (источник).

1. Признайте ситуацию. Когда вы говорите прямо, что знаете о случившемся (например, «Я знаю, что твой ____ умер/ла»), это показывает вашу готовность к разговору о случившемся. Такая готовность очень важна, ведь вы, фактически, приглашаете человека к разговору, вы как бы разрешаете ему начать выговариваться, вы соглашаетесь его выслушать.

2. Прямо озвучьте соболезнования. Многие боятся избитых фраз, а ничего оригинального придумать не могут, поэтому вообще молчат. Не делайте так. Просто скажите: «Я сожалею, что это случилось». Не гонитесь за неизбитостью. Человек не этого от вас ждёт.

3. Будьте искренни в общении и не скрывайте свои чувства. Опять же — вы не обязаны уметь успокаивать человека взмахом руки ли движением глаз. Очень часто всё, что нам доступно рядом с горюющим человеком — просто побыть с ним рядом (и это не игра слов). Так что вы вполне можете сказать, например, так: «Я не знаю, что сказать, но я хочу, чтобы ты знал/а — я рядом».

4. Предложите свою поддержку. Например, спросите: «Скажи мне, что я могу сделать для тебя». Возможно, скорбящий человек лучше вас знает, что ему поможет.

Как видите, тут ничего особенного нет. Почему? Потому что ничего особенного не нужно. Вам всего лишь нужно помочь человеку увидеть, что он не один в этом горе, что есть кто-то, кто готов его выслушать. Ценно именно это, а не конкретные слова и обороты.

Кроме того, куда важнее слов другое. Куда важнее выслушать человека — именно этого в основном и хотят скорбящие люди. Им надо выговориться. Дайте человеку такую возможность. Пусть он видит, что его готовы выслушать, что он имеет право на свою боль и своё горе, что он не одинок в своих переживаниях.

Ну и ещё одна деталь — иногда горюющем человеку надо просто ваше присутствие. Так что будьте готовы посидеть рядом в полной тишине несколько минут июли даже часов. Пусть вам кажется всё это ужасно трудным и ненужным. На самом деле даже присутствие — это уже хорошо (тем более, что иногда говорить скорбящему ну очень трудно).

Чего не надо говорить

При том, что не очень важны конкретные слова и обороты, всё-такие есть такие, которые точно не надо произносить. Слишком высока вероятность, что они всё испортят, потому что человек не увидит главного — сочувствия.

Американский Хоспис-фонд выделяет такие (источник):

  • «Он/она теперь в лучшем месте». Не все в это верят, так что лучше держать свои убеждения при себе.
  • «Пора подумать о себе, его/её уже не вернёшь». Для многих такая фраза — это призыв предать память умершего, что по понятным причинам неприемлемо.
  • Заявления, начинающиеся с «ты должен/а» или «ты будешь». Эти заявления слишком директивы и не показывают человеку, что вы разделяете его горе. Если уж так хочется дать инструкцию, то дайте её в виде предложения: «А что если нам с тобой…?».
  • «Ты справишься», «ты сильный/ная» и прочие. Эти фразы давят на человека, заставляют его вдобавок ко всем переживаниям ещё и соответствовать вашим ожиданиям, что возможно далеко не всегда. Не делайте так.

Важный момент — если человек сам озвучил эти фразы, если он ищет у вас согласия с ними, то всё в порядке, можете поддакивать. Но вот сами их лучше не произносите.

Краткий ликбез о горе

Чтобы лучше понимать горюющего человека, важно знать несколько важных (но не всегда очевидных) моментов о горе.

Во-первых, нет правильного или неправильного горевания. Каждый горюет по-своему. Кому-то хочется плакать, а кому-то работать. Кому-то нужны объятия, а кто-то будет колотить боксёрскую грушу. Кто-то будет лежат весь день на диване, а кто-то ни минуты не сможет усидеть на месте. Люди горюют по-разному, поэтому постарайтесь не навязывать человеку какого-либо «правильного» горевания. Запомните: как человек горюет — так и правильно. Для него.

Во-вторых, люди горюют не только по-разному, но и разнообразно. Это значит, что сейчас человек плачет, а уже через час может материться и кричать на окружающий. А ещё через час будет сидеть и смотреть на стену. Отнеситесь к этому с пониманием. Пусть человек понимает, что это нормально (а это — нормально), и что вы принимаете все его реакции. Проблемы только усилятся, если человек будет чувствовать вину ещё и за свои эмоциональные проявиления в горе. Поэтому всеми возможными способами объясните человеку, что примете любую его реакцию, любую форму горевания.

В-третьи, нет никаких графиков или этапов горевания. Есть разные способы, которые длятся совершенно непредсказуемо (см. подробности вот здесь). Кто-то справляется с горем за год, а кто-то — за месяц. А кто-то — за пять лет. Чем больше вы будете давить на человека и заставлять его горевать правильно, по графикам и этапам, тем хуже будет. В данном случае лучше оставить всё как есть и просто быть рядом. Человек со временем сам справится со своим горем.

Итого. Самое важно в соболезнованиях — это соболезнования. Покажите человеку, вы вы рядом, что к вам можно обратиться по любому вопросу (хоть чтобы вы купили хлеба по дороге к этому человеку), что вы спокойно и с пониманием относитесь к тому, как именно человек переживает горе. Этого будет уже вполне достаточно.

Рекомендую изучить дополнительно вот эти мои статьи «Что нужно знать о депрессии» и «Как пережить развод».

А у меня всё, спасибо за внимание.

На главную 

Доказательная психология: давайте уже серьёзно

доказательная психология. evidence-based psychology. Эта статья будет интересна не всем. Если вам нужны конкретные решения и дельные советы, она не для вас.

Здесь я хочу серьёзно поговорить о психологии с теми, кому интересна сама эта наука и её сложности.

И начну с главного тезиса — нам нужна доказательная психология. Как с 1990 года существует доказательная медицина (evidence-based medicine), так нужна и доказательная психология (evidence-based psychology).

Чем занимается доказательная медицина? Научным обоснованием тех или иных медицинских практик.

Представьте такую ситуацию. У нас есть некая операция на колене, которую проводят по сто тысяч в год по всей стране — считается, что это хороший способ унять некую болезнь в суставе. Операция старая, делается уже несколько десятков лет. Затем проявляется кто-то и говорит, мол, послушайте, а какие у нас доказательства полезности этой операции? 

Оказывается, что никаких — ну, кроме уверенности докторов и пациентов.

Тогда сомневающийся берёт и проводит исследование — одним участникам эксперимента делают реальную операцию, а другим только имитируют разрез, шов и так далее. Разумеется, в обоих случаях оперируемые уверены, что операция была.

Что на выходе? Ничего. Никакой разницы. Операция на самом деле была не нужна. Её можно смело отменять и пустить высвободившиеся ресурсы на действительно работающих практики.

Вот что такое доказательная медицина.

Недоказательная психология

Нам нужна такая же психология — доказательная. Потому что сейчас любой может придумать что угодно и назвать это психологией.

Например, можно придумать, типологию личностей и настаивать на её правильности. И все другие будут уверены, что это — психология.

На самом же деле, такая типология никакого отношения к психологии не имеет. Зачастую она и с реальностью-то связана так себе. Почему? Потому что за такой типологией не лежит ничего, кроме выдумок и когнитивных искажений изобретателя.

Я знаю, о чём говорю. В своё время я сам придумал штук пять разных типологий, и все они нашли отклик «в сердцах людей». Самую первую типологию я придумал в ВУЗе, на предмете «Дифференциальная психология» (т.е. психология различений — эта дисциплина пытается понять, как же и чем же люди отличаются друг от друга). В рамках семинарского занятия нужно было придумать типологию.

Я придумал — все мужчины делятся на козлов, ослов, баранов и оленей. Козлы привлекательны, но всегда используют женщин. Ослы непривлекательны и их женщины не используют. Бараны непривлекательны, но их женщины используют. Олени привлекательны, но к женщинам безразличны. 

Разумеется, взял я всё это с потолка. Однако многие мои однокурсницы искренне согласились с такой типологией и тут же нашли уйму подтверждений её правильности.

Была ли моя типология правильной? Нет, конечно. Стала ли она правильной из-за поддержки однокурсниц? Конечно, нет. Она была, есть и будет выдумкой. Ничем и никак не обоснованной (кстати, не надо думать, что я горжусь своими типологиями; да, некоторые до сих пор висят на сайте, но это уж точно не повод для гордости).

Доказательная психология

Доказательная психология делается не так. Если у меня появилось предположение о такой вот классификации мужчин, я обязан придумать и провести исследование. Потом ещё и ещё. Потом должен передать дизайн исследования другим психологам, чтобы они проверили мои результаты и провели свои , независимые от меня, исследования.

И тогда на выходе, спустя несколько лет, мы получим уже или твёрдые доказательства существования такой типологии или отсутствие таких доказательств.

В первом случае мы можем смело пользоваться этой типологиией. Во втором же случае, если у нас нет доказательств, мы не должны, просто не имеем права говорить о таком разделении мужчин.

К сожалению, в психологии, как и в медицине когда-то, авторитет и внешнее правдоподобие тезиса важнее доказательств.

Например, есть идея о вытеснении неприятный воспоминаний. Есть ли доказательства в её пользу? Нет, а вот обратных доказательств хватает (подробности).

Например, считается, что любые трудные переживания вызывают психологическую травму. Есть ли этому доказательства? Нет, а вот обратных доказательств хватает (подробности и ещё подробности).

Например, когда человек оказывается в трудной ситуации и остаётся там, его часто упрекают в получении вторичных выгод. Есть ли этому доказательства? Нет, а вот обратных доказательств хватает (подробности).

Это справедливо и для трудоголизма (подробности), и для психосоматики (подробности), и для создависимых отношений (подробности) и для зоны комфорта (подробности) и для многих других тезисов, которые легко найти в любом профильном паблике Вконтакта.

Часть из этих идей, возможно, безвредна, а вот часть — ятрогенична, то есть создаёт человеку дополнительные проблемы, когда он узнаёт об этом от психолога.

В прямом смысле — если человек узнаёт, например, что он получает вторичные выгоды от своей проблемы (а проблема мучает и ощутимо снижает качество жизни), то человеку становится только хуже. Он начинает переживать не только боль своей проблемы, но ещё и чувство вины с чувством стыда. Как вы понимаете, на цвете лица эти дополнительные переживания сказываются не очень хорошо.

Вот чтобы такого не было, и нужна доказательная психология.

Почему доказательной психологии нет сейчас?

Сейчас существует доказательная психологическая практика, но этого мало. Да, в рамках доказательной психологической практики используются только те инструменты психологического воздействия на человека, которые доказали свою эффективность в исследованиях.

Но подавляющее число людей сталкивается с психологией не на приёме в кабинете психолога, а в упомянутых уже пабликах Вконтакта и других сайтах и сообществах. И видит там недоказанные и «доказанновредные» идеи — и оные идеи портят людям жизнь.

Вот для преодоления такого негативного эффекта и нужна доказательная психология.

Увы, мировой интернет не знает никакой evidence-based psychology. Есть доказательные практики, о которых писал выше, но и только.

То есть, во всём мире к этой идее ещё толком не пришли. А это печально, т.к. вреда от всяких психологических заблуждений не так уж и мало.

Впрочем, раз в мире ничего такого нет, это не повод расслабляться. Это повод работать — именно поэтому в своих новых статьях я стараюсь давать ссылки на источники, чтобы быть уверенным, что мой текст — это evidence-based psychology, что он будет полезен или хотя бы нейтрален, но навредить точно не сможет (по крайней мере, при внимательном прочтении).

Что можете сделать вы? Спрашивать у меня об источниках информации, указывать мне на мои ошибки в переводе или понимании исследования (уверен, такие ошибки у меня есть — мой английский далёк от идеала). Я буду вам только благодарен.

На всякий случай отмечу, что доказательная медицина — это не панацея и у неё тоже хватает проблем. Но в сравнении с «по-моему, это работает» доказательная медицина как атомный крейсер рядом с деревянной ладьёй.

К такому положению вещей в психологии и стоит стремиться.

А у меня всё, спасибо за внимание.

 

На главную 

Почему во время ссоры нам припоминают всё-всё-всё

ссора. ссоры с мужем. ссора людей. ссора между. ссора с парнем. сильная ссора. ссора с любимым. ссора с женой. Женщины спрашивают у меня: «Почему во время ссор с мужем, он припоминает мне все ошибки и косяки с моей стороны, даже самые мелкие? Почему он всегда говорит об этом так, словно я всегда такая плохая?».

Мужчины спрашивают у меня: «Почему во время ссор с женой, она припоминает мне все ошибки и косяки с моей стороны, даже самые мелкие? Почему она всегда говорит об этом так, словно я всегда такой плохой?».

Ответ на этот вопрос очень прост — всё дело в несовершенстве человека. А именно — в мысленных счетах и эмоционализации.

Мысленные счета

У нас в голове очень забавная бухгалтерия — она кардинально отличается от бухгалтерии на предприятии и иногда это портим нам жизнь. Чтобы лучше понять это, приведу пример.

Представьте, что у вас есть две купюры по пятьсот российских рублей каждая. Проходя мимо кинотеатра, вы увидели, что завтра там будет интересный вам фильм, и зашли за билетом. В результате покупки, у вас осталась одна купюра в 500 рублей и появился один билет (он стоит как раз полтысячи рублей). Придя завтра в кинотеатр, вы обнаружили пропажу билета. У вас есть выбор — купить билет за вторую купюру в 500 рублей или пойти домой. Что вы выберете?

Теперь другой пример. У вас есть две купюры по пятьсот российских рублей каждая. Вы идёте в кинотеатр на интересный вам фильм (стоимость билета — 500 рублей). Вы подходите к кассе и открываете кошелёк — там лежит всего одна купюра, вторая, видимо, выпала где-то по дороге. У вас есть выбор — купить билет за вторую купюру в 500 рублей или пойти домой. Что вы выберете?

Как видите, ситуации вроде бы одинаковые, выбор вроде бы один и тот же — или потратить 500 рублей, или пойти домой (ну хорошо, не домой, а в кофейню, например). Почему же тогда в первом случае большинство людей не покупают билет, а во втором — покупают (а дело обстоит именно так). Что изменилось?

Ничего не меняется, просто в этих двух случаях задействованы разные мыслительные счета. В первом случае, когда потерян билет, покупка второго билета складывает обе купюры на один счёт. И получается, что билет стоит не 500, а тысячу рублей. Дороговато.

Во втором случае, когда потеряна купюра, покупка билета проводится по одному счёту, а потеря купюры — по другому. И тогда билет стоит 500 рублей, а ещё пятьсот просто потерялись. И стоимость билета оказывается приемлемой (подробнее о мыслительных счетах можно прочитать в этой замечательной книге).

Как это связано с браком и ссорами? Напрямую. Все наши промахи, косяки и оплошности записываются на один счёт. Поэтому человек легко может припомнить вам эпизод, случившийся три года тому назад — ведь этот эпизод лежит в на этом счету, он никуда не делся, он приплюсовывается ко всем прочим эпизодам.

Эмоционализация

Эмоционализация — это такая ошибка нашего мышления, которая выражается в склонности судить о верности факта по накалу страстей.

Если мне сейчас плохо и кажется, что весь мир против меня, значит весь мир против меня. Если я сейчас злюсь на жену и мне кажется, что она никогда не учитывает моих интересов, значит, она действительно не учитывает моих интересов вообще никогда.

В ссорах у людей всегда много эмоций, всё развивается очень быстро, поэтому если человек в принципе не обучен включать голову, то попасть в ловушку эмоционализации не просто легко, а очень легко. И глазом моргнуть не успеешь — а уже там.

Несовершенство нашего мозга таково, что в приступе эмоций нам трудно думать трезво и тщательно анализировать прошлое (в котором, конечно, не весь мир был против меня и жена, разумеется, постоянно учитывает мои интересы). В приступе эмоций мы только этими эмоциями и думаем (подробнее об этом — в этой замечательной книге).

Как быть?

Лучший вариант, конечно, не ссориться. Но если это не получается, то важно хотя бы знать, как это всё устроено.

Если вы хотя бы помните, что все наши промашки складываются на один счёт (и происходит это автоматически), вам будет гораздо проще понять, почему ваш партнёр это делает.

А такое понимание уже превращает вашего партнёра из монстра, который тиранит вас древними придирками, в живого человека, который не лучше и не хуже вас.

Можно постоянно говорить себе, мол, все мы люди, все человеки, я веду себя точно так же (и если вам кажется, что не ведёте, то знайте — вам кажется). Мыслительные счета и эмоционализация срабатывает абсолютно у каждого — это случается даже с лучшими из нас.

Вопрос не в том, есть это или нет, оно есть всегда. Вопрос в том, что мы с этим всем делаем. Идеальный вариант — оставить всё это в своей голове.

Вовремя вспомнить о мыслительных счетах и напомнить себе, что с той проблемой трёхлетней давности вы всё-таки уже разобрались.

Вовремя ухватить себя за язык и не ляпнуть, мол, из-за тебя вся моя жизнь наперекосяк (ведь это не так, просто вы сейчас в эмоциях, поэтому всё видите в излишне чёрном свете).

Удержаться от лишних слов и действий — самая лучшая стратегия в этом моменте. Я знаю, это трудно, знаю. Но зато этот труд окупается сторицей.

Итого. Ссоры разворачиваются быстро и настолько эмоционально заряжены, что мы мгновенно погружаемся в эмоционализацию и видим всё хуже, чем оно есть. Из-за мыслительных счетов мы все косяки партнёра считаем в сумме, что ещё больше накручивает наши эмоции. Выход здесь в знании об особенностях работы нашей психики и умении вовремя прикусить язык.

Кстати, если хотите знать о работе нашей психики побольше, загляните вот сюда.

А у меня всё, спасибо за внимание.

В продолжение рекомендую вот эти мои статьи «Самое важное в семейной жизни» и «Кто должен извиняться?».

 

На главную 

[Психология навынос №25] Как преодолевать жизненные трудности

01:10 Трудности — это нормально!
08:40 Как бороться с приступами саморазрушения и перестать кормить вредных «мозговых слизней»
22:20 Три основные ошибки мышления, которые и приводят к паническому ощущению «шеф, все пропало!»
27:50 Как выработать привычку «отпускать» досадные ошибки и прощать себя, а не бесконечно прокручивать в голове произошедшее, раз за разом представляя, как можно было поступить по-другому
47:44 Что делать с чрезмерным волнением по поводу любой, даже самой незначительной ситуации
52:30 Как научиться просить о помощи, если привыкла «все сама» и побороть страх «быть должной»
56:36 Психологические инструменты адаптации к сложным стрессовым ситуациям (переезд в другую страну, выход на новую работу, развод и др.)

Аудиоверсию можно скачать тут — http://lady.tut.by/news/life/497461.html

Предыдущие выпуски:
[Психология навынос №24] Настоящие мужчины и настоящие женщины|[Психология навынос №23] Как найти себя
На главную

Вторичные выгоды: выдумка, которая калечит

вторичная выгода. вторичная выгода в психологии. вторичная выгода от болезни. вторичные выгоды жертвы. вторичная выгода одиночества. сопротивление для сохранения вторичной выгоды от болезни. работа с вторичными выгодами. вторичная выгода жены алкоголика. вторичные выгоды отсутствия денег. как работать с вторичными выгодами. как принять вторичные выгоды лишнего веса. Уверен, вы не однократно слышали о вторичных выгодах.

Дескать, если человек находится в сложной ситуации и не выходит из неё, значит, у него там вторичные выгоды — — какие-то непознаваемые им плюсы, которые он получает благодаря этой ситуации и которые так важны, что он боится их потерять.

Допустим, вот парень, он одинок — боится знакомиться, вот и живёт бобылём. Что это значит? Конечно, вторичные выгоды — как же, это так выгодно, деньги в сохранности, в компьютер играть никто не мешает. Вот ради всего этого наш герой и бобылюет.

Или, допустим, у нас есть женщина, которую бьёт муж, а она не уходит. Что это значит? Что у несчастной уйма вторичных выгод — статус замужней женщины, какой-никакой, а мужчина в доме. Вот ради всего этого женщина и терпит побои.

Если вам кажется, что здесь какая-то кривая логика, то вам не кажется. Логика действительно прихрамывает на обе ноги.

Давайте посмотрим, что нам о вторичных выгодах расскажет не паблики, а наука.

Вторичные выгоды и наука

Скажу сразу — наука на вторичные выгоды (secondary gain) смотрит очень скептично. И у неё для этого есть все причины.

Начнём с примера, который, казалось бы, идеален для демонстрации идеи вторичных выгод. Существует достаточно редкое, но неприятное расстройство нарушения восприятия целостности собственного тела (по английски — body integrity identity disorder, BIID). Люди с этим расстройством могут желать ампутации своей конечности, могут завидовать тем, кто уже потерял эту конечность, могут обездвиживать её, выходя в люди, и так далее.

Не правда ли, прекрасно доказательство существования вторичных выгод? Вот человек хочет потерять конечность. Очевидно же, что хочет он этого из-за вторичных выгод — не работать, получать жалость окружающих и всё в таком духе. Ну ведь да? Ну ведь очевидно же? 

Может, и очевидно, а не деле совсем не так. В германском исследовании на эту тему сказано чётко: «inferences about secondary gain forillness underlying the genesis of the crucial BIID desire would not be valid based on our data». То есть, наши данные не подтверждают, что в основе BIID лежит стремление к вторичным выгодам (по их данным это расстройство может развиваться из-за того, что ребёнок много общался с людьми, у которых отсутствовали конечности). [1]

Одно исследование не показатель, поэтому перенесёмся за океан и посмотрим, что выявилось при изучении солдат армии США, попавших в больницу с травмой головы. [2] Они в ходе лечения обязаны проходить нейропсихологическое тестирование, результаты которого напрямую зависят от добросовестности тестируемого. И некоторые из больных почему-то откровенно проваливают это самое тестирование.

Почему? Потому что проваленное тестирование даёт больше шансов на получение компенсаций от правительства США.

Как думают солдаты — дескать, я тут за вас сражался, нёс демократию во всякие Ираки-Афганистаны, меня ранили, всё очень плохо, дайте денег.

То есть тут вроде бы наблюдаются вторичные выгоды — деньги. Но прошу заметить — солдаты заваливают тестирование, а не собственное выздоровление. Перед нами обыкновенный мухлёж, и не более.

Такого встречается много. Например, при оценке тяжести производственной травмы люди старательно делают вид, что им хуже, чем на самом деле. [3] Это позволяет продлить больничный или получить компенсацию побольше.

А при травме головы люди, у которых есть финансовые причины чувствовать себя плохо, чувствуют себя плохо. [4] Потому что это выгодно. Причём вот что интересно — чем слабее травма, тем больше людей делают вид, что она тяжёлая. Чем тяжелее травма, тем меньше подобного обмана. Почему? Потому что с тяжёлой травмой не до денег — выжить бы.

Впрочем, тут и без исследований всё понятно — школьники давно освоили эту нехитрую науку и умело дурят родителей перед контрольными, симулируя кашель и общую вялость.

Впрочем, не всегда идея вторичных выгод упирается в деньги.

Например, в случаях с когнифобией (боязнью прикладывать умственные усилия) после черепно-мозговой травмы, всё несколько по-другому. Здесь люди боятся головной боли, которая может случиться при умственном напряжении, поэтому больные выполняют тесты хуже, чем нужно. [5] Можно ли сказать, что здесь есть вторичная выгода? Ну, сказать-то можно что угодно, хоть марсиан обвинить в таком поведении больных. Но по факту перед нами обыкновенный страх, который на вторичную выгоду ну никак не тянет.

Даже если мы возьмём классические случаи так называемых конверсионных расстройств (это устаревшее, но ещё используемое название), которые и породили идею о вторичных выгодах в умах отдельных специалистов, то и здесь всё будет не так уже просто.

Конверсионное расстройство проявляется в судорогах, параличах, потери чувствительности в теле и тому подобных проявлениях, поникающих после каких-нибудь крупных неприятностях.

В исследовании учёных из Кембриджа таких людей сравнивали с людьми, пребывавшими в депрессии, и людьми без каких-либо расстройств. [6] Оказалось, что у людей с конверсионным расстройством жизнь была куда тяжелее, чем у всех остальных (в прямом смысле — их жизнь хуже и труднее).

Неудивительно, что после, например, изнасилования, женщина получала ещё и паралич. Однако никто от всех этих судорог и параличей особой радости не испытывал и выгод не получал (куда выгоднее было бы избавиться от тяжёлых условий существования и воспоминании о насилий). То есть здесь перед нами не вторичные выгоды, а то, что в советской психиатрии называли «патологическим приспособлением к субъективно неприемлемым условиям микросреды» [7].

Вторичные выгоды: промежуточный итог

Если мы начинаем разбирать концепцию вторичных выгод на конкретных примерах, то мы видим вот что.

Во-первых, существует вполне себе сознательный обман, когда человек сознательно делает вид, что болен, ради получения каких-либо выгод. Это, подчеркну особо, просто обман, использование концепции вторичных выгод здесь явно избыточно.

Во-вторых, бывают случаи, когда человек страдает, но избегает, например, лечения. Это не вторичные выгоды — это вполне нормальное человеческое поведение, так многие поступают. Ещё не так давно люди массово избегали стоматологов, потому что боялись боли при лечении зубов. Называть такое избегание вторичными выгодами язык не поворачивается — выгод-то никаких нет.

В-третьих, бывают случаи, когда человек попадает в трудную ситуацию, из которой у него нет выхода (либо буквально, либо человек этого выхода не видит). В этом случае у человек может развиться то, что называют устаревшим термином «невроз» — например, уже упоминавшиеся выше параличи.

Является ли такой паралич чем-то хорошим для человека? Не совсем. Этот паралич не улучшает жизнь человека. Он просто не даёт сделать её ещё хуже.

Позвольте я повторю слова о патологическом приспособлении к субъективно неприемлемым условиям микросреды.

Когда человеку в некой ситуации плохо, но он не может из неё выйти, остаётся только одно — как-то приспособиться, подстроиться, попытаться выжить.

Поэтому действительно женщина, которую бьёт муж, может говорить, мол, «зато мужчина в доме». Она так говорит не от большой радости — это её способ хоть как-то сохранить вменяемость и не сойти с ума.

Вот другой пример — одиночество. Когда человек одинок, это существенно ухудшает еще психическое и физиологическое здоровье [8]. В прямом смысле слова — такие люди чаще и тяжелее болеют, раньше умирают. Если бы вторичные выгоды существовали в том ключе, в котором принято о них рассказывать, одиночество не влекло бы за собой таких ужасных последствий — ведь вторичные выгоды компенсировали бы первичные убытки и все были бы счастливы. Но почему-то это не так.

При этом одинокие люди могут говорить, что им нравится жить в одиночестве, мол, больше свободы и всё такое, но… Но болеют они куда чаще людей неодиноких.

Что это значит? Что одинокие люди, которые видят плюсы в своём одиночестве, видят их от безысходности. Это способ утешиться и смириться.

Никто не будет попадать в «субъективно неприемлемые условия микросреды» ради сочувствия или общественного внимания. Но уже если человек в такие условия попал и не может выйти, он пытается создать (в психологическом смысле) хоть какую-то причину нахождения в этих условиях.

И вот эту-то причину мы и принимаем за вторичные выгоды. И делаем нелепый вывод, будто бы ради этой причины всё и затевалось.

Вторичные выгоды: осязаемый вред

Концепция вторичных выгод не только притянута за уши. Она ещё и исключительно вредна.

Главный механизм вреда — стыд. Люди, находящиеся в трудных ситуациях, начинают терзаться чувством стыда – мол, что ж я за человек, сам себя в такое болото загнал, да ещё и выгоды вторичные получаю, а они же меня здесь и держат, а я от них избавиться не могу, эдакое я ничтожество…

Например, люди с хронической болью очень негативно реагируют на мнение врачей, будто боль эта предназначена для получения вторичных выгод. [8]

Прочитайте это ещё раз — люди испытывают хроническую боль, а их упрекают в получении вторичных выгод. Да каждый из этих больных полжизни бы отдал, лишь бы не испытывать эту боль! Нет никаких вторичных выгод, ради которых стоило бы терпеть это всё.

Когда человеку навешивают на уши про вторичные выгоды, ему причиняют конкретный вред — во-первых, его погружают в чувство стыда, во-вторых, мешают найти выход из ситуации.

Что вместо вторичных выгод?

Может показаться, будто рассказы о вторичных причинах не могут помешать человеку найти выход из ситуации. 

Могут. Когда человеку рассказывают, что он остаётся в ситуации из-за каких-то мифических выгод, его уводят с шоссе в болото. Все эти выгоды можно бесконечно искать, пережёвывать и перемешивать. Только ничего не изменится.

Нужно не о вторичных выгодах думать, а смотреть, что человека на самом деле держит в «субъективно неприемлемых условиях микросреды».

Возможно, это страх. Страх осуждения, страх не справиться, страх получить последствия ещё более «субъективно неприемлемых» чем сейчас. Если дело в страхе, то надо работать со страхом — анализировать его адекватность, находить решения, его снимающие,

Возможно, человек просто не знает, что делать. Тогда нужно рассказать человеку о возможных действиях. Дать ему подсказки, материалы, книги или инструкции (а может, и просто денег).

Возможно, человек впал в состояние выученной беспомощности и нужно вытащить человека из этого состояния.

Рассмотрим на примере женщины, которую бьёт муж. Она может оставаться с ним из-за страха перед, например, своей матерью. Ведь та будет кричать на несчастную и доказывать той, то нельзя уходит от мужа, даже если он с ножом будет бросаться.

Что делать в этой ситуации? Работать со страхом перед матерью. Не рассказывать женщине, что у неё есть вторичная выгода (вроде отсутствия конфликтов с матерью), нет. Надо работать со страхом.

Если же женщина с мужем просто потому, что она, допустим, в чужом городе и ей элементарно некуда пойти, то не надо рассказывать женщине, что у неё вторичная выгода — жильё. Нужно найти адреса убежищ для женщин, страдающих от домашнего насилия. Найти и передать женщине.

Если наша героиня просто забита настолько, что и помыслить не может, что можно избавиться от побоев (именно так проявляется выученная беспомощность), то наша задача — помочь женщине обрести контроль хотя бы над какой-то частью её жизни. Пусть это будет причёска, выбор литературы для чтения, компьютерная игра или что угодно, что женщина может контролировать. Со временем это поможет ей избавиться от выученной беспомощности и найти в себе силы для действий.

Ну и, разумеется, вероятнее всего смесь из двух или даже трёх этих факторов — страха, незнания и выученной беспомощности. И работать нужно будет со всеми тремя.

Но, прошу заметить, с ними, а не с мифическими вторичными выгодами.

Итого. Концепция вторичных выгод является целиком и полностью умозрительной. Детальное изучение показывает нам, что вместо этой концепции можно пользоваться наглядными и осязаемыми феноменами вроде страха или обмана ради материальной выгоды. В отдельных случаях можно говорить о патологическом приспособлении к тяжёлым жизненным условиям. При этом сама по себе концепция вторичных выгод вредна, т.к. останавливает изменение человека. Если человек находится в трудной ситуации, никогда не говорите ему о вторичных выгодах. Ищите, что на самом деле держит его в этой ситуации и помогите этот фактор устранить. Только так вы можете действительно помочь человеку.

Кстати, если хотите больше узнать о выученной беспомощности, контроле над своей жизнью, проблем со счастьем и так далее, то загляните вот сюда.

А у меня всё, спасибо за внимание.

В продолжение рекомендую вот эти мои статьи «Зона комфорта: два слова, которые портят жизнь» и» «Вытесненные воспоминания – миф».

Ссылки на источники:
[1] «The role of specific experiences in childhood and youth in the development of body integrity identity disorder (BIID)», Catharina Obernolte , Thomas Schnell , Erich Kasten

[2] «Psychological Characteristics of Individuals Who Put Forth Inadequate Cognitive Effort in a Secondary Gain Context», Regan E. Patrick Michael D. Horner

[3] «Accuracy of distraction based lifting criteria for the identification of insincere effort utilizing the under loading method», Townsend, Roberta, Bell, Shanea, Harry, Johnb

[4]  «Money matters: A meta-analytic review of the effects of financial incentives on recovery after closed-head injury», M Binder, L & Rohling, Martin.

[5] «Cogniphobia in Mild Traumatic Brain Injury», Silverberg Noah D., Iverson Grant L., and Panenka William.

[6] «Life events and escape in conversion disorder», T. R. Nicholson, S. Aybek, T. Craig, T. Harris, W. Wojcik, A. S. David and R. A Kanaan

[7] «Психотерапия неврозов у детей и подростков», А. И. Захаров

[8] «Indirect Effects of Social Skills on Health Through Stress and Loneliness», Chris Segrin

[9] «Evaluating Differential Effects of Specific Pain Dismissal Interactions with Physicians», Lang AC , Igler EC, Defenderfer EK, Uihlein J, Brimeyer CT, Davies WH 1

А у меня всё, спасибо за внимание.

 

На главную 

Пять интересных психологических исследований в 2017

исследования. психология. Исследований в психологии проводится очень много и, конечно охватить все сразу просто невозможно. Невозможно и выделить самые важные — ведь нет общего эталона важности исследований.

Кроме того, в науке эффект у публикаций всегда отсрочен — пока она выйдет, пока прочитают, пока на основании этой публикации сделают свои исследования, пока напечатают… В общем, лет семь пройдёт.

Поэтому я покажу вам лишь те исследования, которые лично мне показались интересными.

1. Меньше «пережёвывайте» проблемы в голове — это отлично спасает от депрессии

Одна из характерных примет депрессии — постоянное «пережёвывание» негативных мыслей о себе, о своём состоянии, о будущем, о людях. Такие пережёвывания только угнетают человека. В добавок к собственно неприятным мыслям и переживаниям добавляются ещё переживания про переживания. Человек думает что-то вроде: «Всё плохо, да ещё и я ничего не могу с этим поделать, что же я за человек-то за такой никчёмный?! Другой мы на моём месте!… А я!… Эх…».

В ходе исследования людей обучали не зацикливаться на своих мыслях, а относиться к ним спокойнее (вроде как в редкому бурчанию в животе). Итог? 80% пациентов поправились (источник).

2. Многозадачность — выдумка

О многозначности говорят много и обычно хорошо — дескать, вот как здорово уметь одновременно читать, говорить и наворачивать борщ. Однако строение нашей психики в общем-то не предусматривает одновременное совершение двух действий, требующих осознанного контроля (зато если одна из задач является натренированным навыком, то никаких проблем).

Недавнее исследование показало, что в реальности все истории о многозадачности, — это истории о том, как человек долго тренировался и наконец-таки сделал одну из задач автоматизированной. Так что с желанием делать сразу пять дел можно расстаться — это возможно лишь в случае, когда четыре из этих пяти вы уже отточили до мелочей. (источник).

3. Почему мы не учимся на ошибках других людей

Учиться на ошибках других людей — эффективно и полезно. Шишки достаются им, а выхлоп — вам. Однако вот что удивительно — при всей очевидной эффективности такой стратегии, ею пользуются слишком редко. Почему так?

Потому что, похоже, дело в том, как мы оцениваем тех, кто ошибается. Если мы считаем этого человека умницей талантом, тогда мы обязательно присматриваемся к его ошибкам и не хотим их повторять. А если же мы считаем этого человека не шибко умным, то его ошибки нам не интересны — мы искренне уверены, что эти ошибки он сделал из-за своей глупости, а нам, с нашим-то умом, такое не грозит.

Поэтому многие водители, даже замечая аварии на дорогах, продолжают водить рискованно. Они уверены, что в аварии попадают только дураки, а уж их-то, уверенных, такая участь не ждёт — ведь они умные. Как вы понимаете, это заблуждение, к тому же очень опасное (источник).

4. Медленные прикосновения успокаивают лучше

Когда человек расстроен, он страдает не только от плохой новости или неприятного поворота событий. Человек страдает ещё и от одиночества — в моменты сильного душевного расстройства нам часто кажется, что мы одни на всём белом свете и никто нас не понимает.

Чтобы поддержать человека, которому плохо, настоятельно рекомендуется его гладить (если человек не против, конечно). Почему? Это уменьшает ощущение социальной изоляции.

Однако гладить нужно медленно, прочувствованно, если хотите. Простые похлопывания по плечу только ухудшают ситуацию (источник).

5. Время замирает от боли

Или, если точнее, когда нам больно, время останавливается. Ну или, по крайней мере, течёт куда медленнее. Почему так?

Самое удивительное, что несмотря на распространённость этого феномена (его каждый переживал несколько сот раз в своей жизни), до сих пор не было понятно, почему именно он возникает.

Оказалось, что ключевую роль играет фокус внимания. Когда мы направляем его на себя, время «замедляется». Когда фокус внимания где-то снаружи, время ускоряется. Поэтому когда нам хорошо, время мчит вскачь — ведь мы не сосредотачиваемся на себе, а просто радуемся жизни.

С болью всё строго наоборот — мы как бы сжимаем весь мир до размеров этой боли. Отсюда и «замедление» времени.

Что с этим делать? Видимо, стараться отвлекаться от боли, не сосредотачиваться на ней (источник).

Повторюсь — это не все открытия в психологии. Это лишь те, которые показались мне забавными или интересными.

Кстати, если хотите больше подробностей о психологии и психологах, рекомендую заглянуть вот сюда.

А у меня всё, спасибо за внимание.

В развитие темы рекомендую вот эти мои заметки «Психология как наука: ликбез за пять минут» и «Собираетесь к психологу? Обождите…».

 

 

На главную 

Как улучшить свои планы

планы. как планировать правильно. почему планы срываются. как улучшить свои планы. как планировать лучше. Бывает так, что человек впечатлился идей, набросал план реализации, принялся за работу — и в итоге оказался у разбитого корыта.

Идея оказалась так себе, воплощение потребовало куда больше ресурсов и усилий, чем ожидалось, проявились всяческие непредусмотренные трудности.

В общем, весёлого мало.

Можно ли такого избежать? Да, можно, но нужно кое-что знать не только о техниках правильного планирования, но и о мышлении человека.

Огрехи мышления

Человеческое мышление не совершенно, увы. Главный его принцип — экономичность. Тем дешевле, тем лучше.

Поэтому наши воспоминания (т.е. прошлое), наше восприятие (т.е. настоящее) и наше воображение (т.е. будущее) всегда строятся на упрощённых схемах, которые мы лишь частично заполняем деталями. Дешевле держать в голове не всё, а только самое главное, самое ключевое.

Например, вспоминая прошлое, мы не воспроизводим всё с точностью видеокамеры, нет. Мы «увидим» внутри своей головы только каркас воспоминания, а остальные детали добавляем по вкусу. И эти детали могут очень разниться раз от раза (см. эксперименты Элизабет Лофтус).

В настоящем мы тоже воспринимаем не всё подряд, а прежде всего то, что нам важно (подробнее см. это исследование — https://www.nature.com/articles/s41562-017-0208-0). Поэтому, когда нам важно найти туалет на улице, мы тут же замечаем все указатели. А если мы увлечены музыкой в наушниках, мы, скорее всего, пропустим такие указатели и не сможем помочь страждущему.

Так же и с будущим. Представляя себе будущее, мы видим только самое основное, без мелких деталей. Поэтому поездки на отдых так часто разочаровывают — нам виделось прозрачное море и белый песок, но надоедливых продаванов на пляже и адскую температуру самого песка мы просто не предположили. Слишком уж мелкие детали (хотя именно они и подпортили нам удовольствие от отпуска).

Итак, наши планы проваливаются потому, что мы просто не замечаем уйму деталей, которые все вместе обрушивают наш план.

Правильное планирование

Разумеется, не всё так уж печально, и есть технологии, позволяющие сделать план надёжнее. Одна из таких технологий — прижизненный эпикриз Гэри Клейна (в оригинале — Premortem method).

Суть метода достаточно проста, вы легко его освоите.

Сначала о названии. Эпикриз — это, несколько упрощая, заключение о причинах болезни, её последствиях и влиянии на человека. Эпикриз составляют в разные этапы течения болезни, в том числе и после смерти. Общее у всех эпикризов одно — болезнь уже есть.

Идея Кляйна проста — что, если представить, будто план провалился, будто всё пошло максимально плохим путём? Может быть, это позволит как-то по-другому посмотреть на свой план? Полезно ли заранее предположить, как именно человек загонит себя в «болезнь»?

Да, это оказалось полезным. В сравнительном исследовании оказалось, что только прижизненный эпикриз помогает людям снять розовые очки относительно своего плана и включить голову (подробнее про исследование).

Как использовать прижизненный эпикриз

Когда будете снова что-либо планировать, представьте себе, что всё пошло ну совсем не так, как хочется.

Думаете о ремонте? Представьте, что бригада строителей забрала деньги, а ремонта не сделала.

Планируете отпуск? Представьте, что поселили вас не в тот отель, который вы заказывали, а вообще никуда.

Готовитесь к свадьбе? Представьте, что гости напились и устроили драку стенка на стенку.

Разумеется, представлять нужно наихудший вариант для вас (кто знает, может, вы и затеваете свадьбу ради драки родственников)?.

Представить себе наихудший вариант развития событий — это первый шаг. Второй же — подумать, что и как привело к такому исходу.

Вы не проверили рекомендаций строительной бригады? Вы не заключили договор с турагенством? Вы поставили на столы слишком много горячительного?

Как показывает практика, едва люди начинают задумываться от причинах плохого исхода, тут же проявляется уйма подводных камней, которые раньше не были видны (те самые детали, о которых даже не подумали). Иногда эти подводные камни лезут с такой силой, что это даже пугает.

Зато потом, когда всё потенциальные проблемы проявились, можно каждую проработать, так сказать, подстелить соломки.

В результате чего, шансов на успешное исполнения ваших планов станет куда больше. Конечно, это не панацея, но весьма-весь хорошее средство, я сам постоянно пользуюсь.
Если же вам интересны другие научно обоснованные техники планирования и тайм-менеджмента, то рекомендую заглянуть вот сюда.

А у меня всё, спасибо за внимание.

 

На главную