Про чувство вины

Убываю по делам до понедельника. Буду без доступа к интернету, поэтому на все вопросы, пожелания, просьбы и так далее отвечу тогда же — не раньше вечера понедельника. Прошу отнестись с пониманием.

А на дорожку — заметка про чувство вины.



Чувство вины – это очень особенное чувство. Очень особенное. Я в курсе, что так по-русски не говорят, — но нет других слов, чтоб описать мои от него впечатления. Это впечатления психолога, позиционирующегося в т.ч. как телесно-ориентированный терапевт: именно с телесной точки зрения чувство вины сильно отличается от всех других чувств.

Самой сутью телесной парадигмы психотерапии является постулат о том, что чувства живут в теле. И это не пустые слова, из наблюдений местожительство всех чувств давно известно: любовь – в сердце, страх – в животе, и т.п., если упрощенно. И только «чувство вины» — это такое чувство, у которого нет какой-либо определенной локализации в теле, произведение чисто мозгового усилия, агрессия против самого себя. То есть, такая фиговина, которая в теле, не обезображенном интеллектом, положительно невозможна.

Что же испытывает тело? Ответ уже был дан выше: агрессию. Тело испытывает агрессию, которую интеллект, знатный стрелочник, запрещает; а поскольку от факта некуда деться – чувство-то есть! – то интеллект его истолковывает как относящееся к себе самому, «переводит стрелки» – и таким нехитрым образом получается чувство вины. На кого же, собственно, эта агрессия была изначально? Если не на себя – то на того, стал быть, кто обидел? То есть, чувство вины – это инвертированная обида? Странно подумать.

Рассмотрим на примере моих любимых хрюлипум.

1. Итак, есть хрюлипума, 1 шт., которая любит хрюлибубать. У хрюлипумы есть родители, 2 шт: хрюлипапа и хрюлимама. Они хрюлибубанье считают неприличным. Но пока хрюлипума маленькая, ей всё сходит с рук, и сколько бы она ни хрюлибубала, взрослые только умиляются, и даже подсовывают ей самые веселые бубы. Но вот наступает взросление… и!

2. В один далеко не прекрасный день хрюлимама, заметив, что хрюлипума опять тянется к бубе, морщит нос, — и отбирает бубу. Какова совершенно естественная реакция всякого живого существа на то, что у него отбирают такую прекрасную, такую восхитительную бубу? Правильно, дать в лоб обидчикам, отобрать свою бубу обратно, и бубиться дальше в своё удовольствие. Но. Это же мама. Ей давать в лоб, знаете ли, чревато…

3. Итак, остается наша несчастная хрюлипума без бубы, но зато со своей агрессией, которую выразить она по адресу никак не может. (На самом деле настоящие живые хрюлипумы чаще всего таки поначалу пробуют – но им это дело быстро отвыкают. Ибо нефиг.) В дальнейшем любая хрюлипума с каплей мозгов быстро понимает, что для того, чтобы её мама любила, хрюлибубать противопоказано: мамы этого не любят, а любовь матери жизненно важна для нашей маленькой хрюлипумы! Она ведь несамостоятельная ещё пока.

4. И в дальнейшем каждый раз, когда она захочет хрюлибубу, у неё будет возникать эта агрессия – агрессия на тех, кто ей запрещает хрюлибубать, — и каждый раз она её по привычке будет оборачивать на себя: «это я плохая, что мне такого хочется». Здравствуй, чувство вины! Хрюлимама может быть довольна: из дочери вырос прекрасно воспитанный, абсолютно приличный хрюбенок.

Собственно, описанный выше механизм – это механизм образования совести. В норме, как я уже говорила http://olga-podolska.livejournal.com/40994.html, совесть помогает человеку воздерживаться от неблаговидных поступков, то есть не хотеть всяких недозволенных хрюлибуб. Прекрасная психологическая защита типа «зелен виноград», подробнее см. труды великого знатока душ Крылова И.А.

Однако же, иногда недозволенным становится вообще любое удовольствие, счастье в жизни, да что там! – иногда и сама жизнь. И вот тогда хрюлипуме приходится туго: жить-то, знаете ли, всё-таки хочется, какая б она ни была зеленая и несовершенная, эта жизнь. Это уж к совести отношения не имеет, ибо избегать этого как-то вовсе уж нерационально выходит, цена избегания несоразмерно велика. И тогда – см.п.4 – возникает чувство вины, её так и называют – «экзистенциальная» — которое, в принципе, позволяет этого не избегать. Не жить, но хотя бы существовать позволяет: правда, плохо, мучаясь чувством вины. Но, знаете ли, лучше плохонько, чем вообще никак, — думает обычно хрюлипума, и утешает себя тем, что, мол, а кто вообще счастлив? Кто это счастье видел, ваще?

Если вдруг вы заметили у вашей хрюлипумы чувство вины, которое рационального объяснения не имеет – срочно ищите, кто её обидел. Скорее всего, основания для обиды были, и вполне рациональные; то ли лишили чего-то желанного, то ли навязывают что-то лишнее; но дать в лоб она боится: фантомные страхи из прошлого. (По здравом размышлении скажу, что в лоб-то действительно лучше не давать, это хулиганство и административно наказуемое деяние.) Но ведь теперь у неё есть вы? Вы, как разумный взрослый человек, можете придумать, как защитить несчастное существо с помощью слов и действий, не противоречащих Уголовному Кодексу? Может быть даже, — мне страшно это предлагать — но, иногда? В некоторых случаях? Осторожно, под присмотром, м?

…возможно, вы даже позволите ей похрюлибубиться. 🙂

Автор заметки — Ольга Подольская. Оригинал заметки и богатое обсуждение — тут.

А у меня всё, спасибо за внимание.

Кстати, если хотите лучше разобраться в вопросах вины, рекомендую изучить вот этот материал.

В тему:
Мы хотим быть героями, а становимся неудачниками
Про стыд
Зачем нужно чувство вины


На главную

Про чувство вины: 2 комментария

  1. Уведомление: Алекс

  2. Уведомление: Артемий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.