Биологическое или социальное?

психофизиологическая проблема. психофизиологическая проблема в психологии. решение психофизиологической проблемы. психофизическая и психофизиологическая проблема в психологии. психофизиологическая проблема в психологии кратко. взаимосвязь психофизической и психофизиологической проблемами в психологии. мозг и психика психофизическая и психофизиологическая проблема. биологическое и социальное. биологическое и социальное в человеке. биологическое и социальное существо. соотношение биологического и социального. биологические и социальные факторы. социальное и биологическое развитие. биологическое и социальное в личности. соотношение биологического и социального в человеке. биологическая и социальная природа. единство биологического и социального. биологическая и социальная природа человека. взаимодействие биологического и социального. человек как продукт биологической и социальной эволюции. единство биологического и социального в человеке. человек как биологическое и социальное существо. проблема биологического и социального в человеке.В интернетах часто спорят: что в человеке преобладает —  биологическое или социальное (психологическое, культурное).

Полагаю, будет полезно рассказать, как оно обстоит на самом деле. Заметка будет непростая — ну так и тема сложная, проявите снисхождение.

Начну с того, что в науке данная дилемма называется так: «психофизиологическая проблема». Суть проблемы озвучена в начале заметки — это попытка определить, что же в человеке первично или, хотя бы, в какой пропорции соотносится.

Сразу обозначу — такая постановка вопроса и заводит людей не туда. Биологическое (правильно, кстати, говорить, физиологическое) и психологическое не являются противоборствующими сторонами.

На самом деле всё устроено интереснее.

С запада так, с востока — эдак

Физиологические процессы обычно рассматривают сами по себе — где-то выделились гормоны, здесь пошла слюна, там сократились мышцы, тут проскочил импульс. Это действительно так — всё выделяется, идёт и сокращается, но это только отдельные элементы.

Человек же — система, и система сложная. Любая сложная система не может быть описана с какой-то одной точки зрения. Это просто невозможно.

Юлия Борисовна Гиппенрейтер в своих лекциях в МГУ предлагала такой образ для сравнения — большой город (конкретно — Москву). Западные окраины Москвы несколько отличаются от восточных окраин, но это один и тот же город.

Можно пойти дальше. В каждом городе есть подземная его часть — коллекторы, водопровод, канализация, метро, подземные переходы и так далее. Можно ли описывать город только как подземную часть? Разумеется, можно. Так и делают, когда важно сосредоточить внимание на этой части.

Можно ли описывать город только как надземную часть?  Опять же — да, если стоит такая задача.

А что важнее — надземная часть города или подземная? Что первичнее? Что преобладает? И вот тут сразу же становится очевидно — сама постановка вопроса в корне неверна. Без нижней части город не состоялся бы. Без верхней части нижняя не была бы нужна.

Так и в человеке. Психологическое и физиологическое описания поведения и деятельности человека являются лишь частными описаниями одних и тех же системных процессов (очень хорошо это рассмотрено в рамках системной психофизиологии, продвигаемой Институтом психологии РАН).

Всадник и лошадь

Если говорить совсем просто, то психологическое (культурное, социальное) и биологическое (физиологическое) соотносятся как всадник и верховая лошадь. Они, конечно, могут быть отдельны друг от друга, но всадник без лошади — это просто человек. А верховая лошадь без всадника — это всего лишь хаотично живущее непарнокопытное.

Только объединившись, они создают что-то новое и более эффективное — лошадь мчит всадника, куда тому нужно, всадник кормит лошадь и ухаживает за ней.

Конечно, иногда лошади что-то попадает под хвост — и она несётся сломя голову. Но это всё-таки редкость. Обычно (обычно!) лошадь направляется туда, куда хочет всадник.

Разумеется, это всего лишь метафора. Как любая другая метафора, она заведомо упрощена и не может быть точной — ведь метафора же. Но для общего понимания её вполне хватает.

Вместе навсегда

Осталось добавить, что наш всадник и наша лошадь из метафоры (то есть психологическое и биологическое) всегда развивались вместе. Это называется коэволюцией. Речь человека, например, была поддержана крупным мозгом и особым строением гортани. Далее речь помогала «отбирать» существ с крупным мозгом и с ещё более удачным строением гортани.

Или другой пример. Люди начали изготавливать орудия при помощи орудий (чего не умеет делать больше ни один другой ныне живущий вид), потому что у людей появились подходящие руки и мозги. Но необходимость передачи опыта изготовления орудий также подхлестнула речь — и теперь язык примитивных племён так же сложен, как русский или английский.

Подведём итог. Вопросы о примате какой-либо части человека над другой — слегка неверны. Все наши части — это лишь части, и они равно важны. При этом, разумеется, в каких-то пределах наш разум (психологическая часть) может брать верх, а в каких-то пределах — не может.

Это значит, что у нас есть воля, и этой волей разумно пользоваться. По крайней мере, для установления целей. А уж двигаться к ним можно и на голой биологии (хотя и здесь неплохо бы держать волю включенной, хотя бы в фоновом режиме).

А у меня всё, спасибо за внимание.

***

Другие интересные заметки — здесь.

PS. Понравилась заметка? Поделитесь её в своей любимой социальной сети. Жмите на соответствующую кнопочку.