«Кто за главного? Свобода воли с точки зрения нейрониологии», Майкл Газзанига

свобода воли. майкл газзанига. Нейробиология сейчас развивается с дикой скоростью и, судя по всему, это вызывает некоторое головокружение от успехов. Причём не у самих нейробиологов, а у тех, кто об этих открытиях узнаёт.

В частности, сейчас всё больше рассказывают, что у человека совершенно нет свободы воли, выбора и всего такого. Дескать, вот уйма экспериментов, которые показывают, что сначала мозг что-то там решает, а уже потом сам человек осознаёт и объясняет это решение (задержка бывает до 32 секунд). А значит, всё уже решено за нас, все наши действия предписаны заранее. Фатум, рок, судьба и кисмет.

В этом уравнении изящно убран вопрос о том, что же такое тогда «сам человек», чем такой подход отличается от классического дуализма (разделения на материю и дух) и как существо без свободы воли может задуматься о свободе воли, ну да пусть его.

Главное здесь то, что подобная трактовка наглухо ошибочна.

И автор подробно описывает почему. Во-первых, детерминизм невозможен в принципе — потому что всегда есть погрешности, которые сводят на нет все вычисления (да, тот самый знаменитый «эффект бабочки», который, например, не позволяет предсказывать погоду точно).

Во-вторых, дело в том, что у нас есть уйма экспериментов, опровергающих подобную трактовку. Например, если людям рассказать, что всё детерминировано, мозг решает сам, а вы просто пассажиры, то такие люди в последствии жульничают охотнее контрольной группе. Последним сказали обратное — свобода воли есть, решайте сами, как вам жить. И они жульничали меньше тех, кого освободили от «химеры совести» (впрочем, есть исследования, показывающие, что такого эффекта может и не быть).

В-третьих, противопоставление мозга и разума (или психики, или высшей нервной деятельности) надумано и безграмотно.

Автор объясняет — психика является эмерджентным свойством мозга (это так называемая эмерджентная гипотеза психики, известная ещё Большой Советской
Энциклопедии: «психика — это свойство высокоорганизованной материи»).

Газзанига приводит отличную метафору о связи изучения мозга и понимания психики. Представьте себе автомобиль, говорит автор. Изучите его вдоль и поперёк. Как он сделан, как управляется, как передвигается, как выглядит. А теперь попробуйте на основании этого сделать выводы о дорожном движении. Получится ли у вас установить все закономерности этого процесса? Конечно, нет.

Дорожное движение — это эмерджентное свойство множества автомобилей и людей. Без одних людей не было бы автомобилей, без других — дорог, а взаимодействие множества автомобилей и дорог регулируется законами, которые принимают и правоприменяют третьи люди (часть из которых тоже водят автомобили).

Эмерджентность очень трудно измерять, потому что она зачастую неявна. А иногда и не материальна, как, например, традиции. Конечно, каждая традиция хранится в мозге и извлекается оттуда для поведения, но нейронный ансамбль, хранящий и обслуживающий это поведение, это ещё не традиция. Совокупное поведение людей, придерживающихся именно этого поведения именно в это время — вот это традиция.

Это всё сложно, поэтому давайте попробую упростить. Представьте себе две ладони (именно ладони). У них есть замечательная эмерджентность — создание звуков. Если вы соедините две ладони с определённой скоростью и наклоном, раздастся хлопок. Теперь представьте будто мы не знаем, что хлопок — это звуковые колебания, передающиеся по воздуху. Как нам исследовать хлопки? В каких единицах измерять? Какой прибор применить? Загадка… Вот так сейчас и с психикой, с сознанием.

Мы сейчас просто не знаем, как измерять это эмерджентное свойство мозга, участвующего в социальной жизни. Кроме того, у нас нет подходящего языка для описания работы мозга и разума, их взаимного влияния.

То же самое, кстати, говорит и Константин Владимирович Анохин, который уже несколько лет пытается выработать этот самый язык и как-то увязать мозг с разумом (говорит, где-то к 2030 году будут первые результаты).

Отрадно, что автор не ударяется в редукционизм и не отвергает работ психологов. Он указывает на важную деталь — психику и мозг человека нельзя изучать в отрыве от контекста. Ведь она возникает в обществе и как раз для жизни в этом обществе (вспоминайте пример про автомобили).

Ну и отдельно хочется отметить юмор автора — местами я натурально смеялся в голос. Жаль, что я так не умею. Здорово, что так умеет автор.

В общем, вывод такой — всё сложно, но мы разберёмся. Люди уже работают.

Бумажная версия |  Электронная версия

 

***

Другие рекомендации хорошей литературы — здесь.