Главная психологическая болезнь XXI века

фрустрационная толерантность. фрустрационная толерантность это. низкая фрустрационная толерантность. Начну с важного предупреждения. А именно: любой текст о главных психологических болезнях является спекуляцией, поскольку таковую болезнь сложно выделить.

Во-первых, сам термин «психологическая болезнь» очень странный, во-вторых, неясна методика такого вычисления.

Так что этот текст — тоже спекуляция. Я сознательно заостряю — чтобы читалось страшнее, появилось больше эмоций и запомнилось лучше.

Опираясь на свою практику и наблюдения за людьми в быту и соцсетях, я заявляю: сейчас главная психологическая болезнь людей — отсутствие прочности. Или, если научно, низкая фрустрационная толерантность.

Чуть что — девальвация, там, или не того президентом выбрали, или с работой трудности какие — так сразу страдания, истерики, «я этого не переживу» и всё такое. Люди ходят по сайтам и страничкам в соцсетях, пугают друг друга, пишут «я хочу жить, а не выживать» и всё такое. В общем, сплошные упаднические настроения.

При этом, по факту, жизнь становится просто немного труднее. Причём чаще всего (не всегда, а чаще всего!) трудностей добавляется совсем немного. Ну, чуть больше работать надо, чуть меньше тратить, чуть реже куда-то ездить, чуть лучше планировать бюджет. В общем, ничего смертельного.

Но люди страдают.… А всё потому, что не хватает прочности. Фрустрационная толерантность низкая (кстати, если перевести на русский, то фрустрационная толерантность это всего лишь «устойчивость к обломам»).

Итак, у людей нашего века устойчивость к обломам просто никакая, если не сказать грубее. Даже не очень серьёзно событие может нанести такой удар, от которого придётся неделю оправляться.

Отчего так?

Строго говоря, это всё — инфантилизм, то есть, сохранении в психике и поведении взрослого черт, присущих детям.

Это исключительно детская позиция — воспринимать любое неудовлетворение потребностей, как трагедию. Даже больше. Если удовлетворение не случается немедленно, сразу же начинается страдание. Наверное, для ребёнка это нормально — такое поведение часто полезно, потому что помогает получать от взрослых то, что нужно.

Вот захотел игрушку в магазине, а папа не покупает (удовлетворение не случается сразу). Что надо сделать? Любой ребёнок знает. Надо упасть на пол и забиться в истерике. Если папа духом слаб — уступит.

Но для взрослого человека такое поведение просто странно. Однако, если его фрустрационная толерантность низкая, только такое поведение от него и можно ждать.

К сожалению, в современном мире инфантилизм цветёт и пахнет (возможно, именно его и надо назвать главной психологической болезнью; в прочем, об этом я писал в своей книге про инфантилизм, её можно скачать без регистрации и оплаты). И с устойчивость к обломам у многих всё предсказуемо плохо.

Это естественным образом влияет на их жизнь. Там, где человек с высокой устойчивостью пожмёт плечами и продолжит заниматься делом, человек с низкой устойчивостью начнёт страдать, паниковать, писать истерические комментарии и посты в блог и так далее.

А пока ты страдаешь в комментариях у кого-нибудь, делом ты не занимаешься — просто не хватает времени. Человек всё больше погружается в переживания, а дело стоит. Накапливаются задачи, уходят клиенты, дети не кормлены, мужья-жёны не целованы, родители не обзвонены — человек в переживаниях. Кому от этих переживаний становится лучше — вопрос риторический.

Разумеется, я не призываю впадать в экстаз от девальвации или выборов не того политика, которого вы хотели. Это события могут быть неприятными лично для вас, и нет никакой пользы в том, чтобы надевать розовые очки и считать эти события лучшими в вашей жизни.

Я призываю к другому. Я призываю относиться к ним спокойнее и помнить, что в вас гораздо больше сил, чем вам кажется на первый взгляд. Вы можете больше, вы способны на большее, ваша фрустрационная толерантность может быть куда выше, чем сейчас.

Здесь, наверное, надо рассказать о том, как оную повышать, но это большая тема. Отмечу только два основных момента.

1. Всё в голове.Если вы решили, что «какой ужас, я этого не переживу», то так и будет. А если вы решили, что «ситуация неприятная, но как-нибудь справлюсь», то будет именно так. Что и как решать — это уже дело каждого, уважим любой выбор.

2. Взрослейте. Развивайте понимание, что немедленное удовлетворение любого желания — это редкая удача, а в норме как раз приходится ждать какое-то время. Как развивать? Да просто вслух проговаривайте, бубните под нос. Этого уже будет немало. Кстати, чем больше будете проговаривать, тем крепче эта мысль угнездится в голове.

Напоследок ещё раз хочу напомнить, что разговоры о психологических болезнях века являются спекуляциями и данный текст не исключение. Однако поднятая проблема, проблема низкой фрустрационной толерантности, действительно важна — если не для всего века, то для отдельных людей точно.

А у меня всё, спасибо за внимание.

***

Другие интересные заметки — здесь.

PS. Понравилась заметка? Поделитесь её в своей любимой социальной сети. Жмите на соответствующую кнопочку.

Главная психологическая болезнь XXI века: 5 комментариев

  1. Белль

    «Чем больше проговаривать, тем крепче мысль угнездится»,
    Павел, а чем такое эффективное проговаривание отличатся от неэффективных аффирмаций, которые вы «громите» в другой статье?

    1. Павел Зыгмантович Автор записи

      Павел, а чем такое эффективное проговаривание отличатся от неэффективных аффирмаций, которые вы «громите» в другой статье?
      _О, разница огромна. Аффирмации являются абстракциями, которые придумал кто-то другой. Проговаривание новых убеждений — это сначала огромная подготовка, а затем точечное внедрение. То есть, отличий три — проработка, конкретность и собственное участие в разработке.

      Ответил? 🙂

  2. Ирина

    Павел, «ачепятки» две: угнездится (что сделает) — без мягкого знака
    И с устойчивостьЮ к обломам у многих всё предсказуемо плохо.

    Коммент можно удалить, когда прочитаете. Я просто не знаю, как указать на них «непублично» )

    И спасибо Вам за статьи)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.