Мифы о гештальт-подходе

На днях Нина Рубштейн выложила несколько мифов о гештальт-терапевтах. Под это дело я вспомнил о другой её заметке на эту тему и, объединив их вместе, предлагаю вашему вниманию.






С детства я часто слышал замечательную фразу: «Дуракам закон не писан, если писан, то не читан, если читан, то не понят, если понят, то не так». Чем больше живу, тем больше поражаюсь ее истинности, теперь уже для краткости заменяя ее на то, что «если что-то может быть понято не так, то оно будет понято не так». При этом в качестве оправдания всегда будет приведено «но нам же так говорили». Эта извечная беда всех преподавателей в полной мере распространяется и на гештальт. Данный текст является попыткой свести воедино наиболее типичные ошибки восприятия гештальт подхода, почерпнутые из собственного опыта и бесед с другими участниками обучающихся программ.

Миф первый.
О чувствах.

Почувствовал чувство – вырази его!
Итак, первое – гештальт учит нас тому, что надо выражать чувства! Да, конечно, на группе или в индивидуальной терапии, тренера и терапевты часто повторяют, «что ты сейчас чувствуешь?» «Вырази это, скажи об этом!». В результате возникает ощущение, что чувства, это некая самодостаточная ценность в гештальте и выражение ее должно сильно изменить мир к лучшему. На самом деле, выражение чувств является не целью само по себе, а призвано 1) улучшить ощущение собственных чувств клиента (если с этим проблемы); 2) улучшить коммуникацию при недостаточном предъявлении себя (только при недостаточном); 3) осознать потребность, стоящую за чувством. Третье, по сути самое важное, поскольку бесконечные «я злюсь на тебя», хоть и являются шагом вперед по сравнению с «что-то у меня голова разболелась», но по сути столь же мало продвигают, если закономерный вопрос «а чего хочешь?» вызывает растерянную реакцию «чувства предъявить…». Зачем? Так учили…

Миф второй.
О потребностях.

Ощутил потребность удовлетвори ее!
Так и рождается молва о том, что гештальт-терапевты сводят человеческое к животному, а сами – эдакие социопатичные типы – чего им захотелось, то и сделали. Не так все было, не так. Конечно зажатый ретрофлексией и интроектами невротик, дорвавшись до терапии, воспримет все именно так, но…. И это но, весьма существенно, гештальт подход призывает осознавать потребности, а не удовлетворять их. Осознали – хорошо. А вот теперь выберите, удовлетворять или подождать, а если удовлетворять, то как.

Миф третий.
Снова о потребностях.

Если я чего то хочу, то это что-то, чего мне не хватает. Действительно, мы выросли в стране дефицита, нехватки. И по инерции продолжаем, испытывая желание идентифицировать его как потребность в получении чего-то. И стремимся получать – больше любви, больше денег, больше успеха, больше внимания. В результате – ожирение, отвращение и обесценивание. Изредка вспоминают про потребность избавиться от чего-то. Я этого не хочу, мне это мешает, я хочу сделать, чтобы этого не было. В результате – спокойно, но как то скучно. Так вот, на всякий случай, попробуйте еще третий вариант – кому то что-то дать, поделиться, создать, просто так, потому что вам этого хочется. Вдруг понравится?

Миф четвертый.
О спонтанности.

Собственно, это развитие мифов под номером 1 и 2. Да здравствует спонтанность! Будем живыми и непосредственными как дети! Так учил Перлз! Даешь энурез, как высшее проявление спонтанности и аутентичности! Ура!!! Знакомо? Угу. Хотите сделать из затюканного, страдающего невротика свободного, раскованного психопата, от которого будут страдать окружающие, а как следствие потом опять начнет страдать и он сам? Вперед. Научите его выражать окружающим все те чувства, которые он испытывает и совершать все те действия, которые захочется. Получилось? Ура! Еще одна компроментация гештальт-подхода вышла в мир. Нет, не зря все таки психоаналитики предупреждают своих клиентов о том, что пока терапия не закончена, им не следует предпринимать никаких серьезных решений в бизнесе и личной жизни.

Спонтанность на самом деле, это когда всему этому находится еще и оптимальная форма в этом мире, в данной ситуации и в данный момент времени. В том числе может оказаться, что в данный момент времени и в данной ситуации самым оптимальным и самым спонтанным будет потерпеть и дождаться более подходящего момента (только не долго конечно). Истинная спонтанность всегда произвольна, чем и отличается от непроизвольной импульсивности.

Миф пятый.
О самодостаточности.

Я хочу стать самодостаточным человеком, чтоб ни от кого, ни от чего не зависеть, скажите, как мне этого достичь?! Этот запрос в том или ином виде преследует наверное всех психологов и психотерапевтов. Некоторые даже пытаются этому научить. Как этого достичь? Да, никак! Невозможно это, живой человек не может быть абсолютно независимым, он и существует то не сам по себе, а в поле/среде, которое его окружает и задача его научиться осознавать это и использовать опять же осознанно. Этому и учит гештальт, но часто бестолку.

Миф шестой.
О принятии.

Меня должны принимать таким, какой я есть! Должен быть кто-то, кто это сделает! Люди с радостью натыкаются на тезис о парадоксальном принципе изменений в гештальт-терапии, т.е. что изменения возникают тогда, когда я принимаю то, что во мне есть, таким, каково оно есть. Да принимаю, но не ГОРЖУСЬ этим! Согласитесь, что между принятием того, что это есть и что это так и гордостью за это или восхищением – две большие разницы. И уж не говоря о том, что принятие качеств, совсем не ведет за собой принятие действий, в которых эти качества выражаются. Т.о. знаменитое Роджерсовско-христианское, «всякий человек хорош» нуждается в дополнении «но вести себя может, как последняя скотина». Принятие в гештальте означает лишь признание реальности этого и существования этого в данный момент, но никак не принятие того, что это и будет дальше существовать в таком же виде. «Да я принимаю, что ты сейчас такой, а теперь будь любезен делать это по другому или вали отсюда!» — таково истинное принятие в гештальт терапии.

Миф седьмой.
О понимании.

Я должен понимать другого и/или меня должны понимать.
Счастье – это когда тебя понимают. Все люди стремятся к этому счастью, а начинающие терапевты стремятся осчастливить этим своих будущих клиентов. Люди! Понимание – это процесс образования гештальта! Т.е. это выделение некоей фигуры из фона и донесение ее в качестве послания до другого! Никто кроме клиента этот процесс осуществить не в силах! И терапевт лишь может поддерживать клиента в делании этого. Конечно из всякого правила есть и исключения. Опытный или хорошо чувствующий терапевт в состоянии проделать этот процесс внутри себя быстрее клиента и догадаться, каким может быть этот путь и чем он по идее должен закончиться. Только вот хорошо ли это для клиента? Поможет ли это ему научиться быть понятным и стать понятым?

Миф восьмой.
О самораскрытии.

В психотерапии приходится раскрываться, а это так сложно, так страшно и так болезненно! Я так этого боюсь!

Правильно боитесь. Потому как в психотерапии не надо раскрываться, надо предъявляться. И это две большие разницы. Метафора раскрытия предполагает создание бреши в границе, через которую окружающий мир в виде терапевта и/или других участников группы получает возможность беспрепятственного проникновения во внутренний мир человека. Ощутили ужас? Ага. А как тогда быть? А очень просто. Взяли ту часть своего внутреннего мира, сделали с нее слепок, образ, описание и вынесли наружу, во вне, за пределы своей границы и предъявили окружающим. Вот, посмотрите, у меня там так, что вам это напоминает, какие у вас идеи, как вам это? И если начинают слишком активно там ковыряться, лапать, обесценивать, критиковать, то тут же им по рукам: «Я вас не об этом просил!»

Миф девятый.
О ценностях.

Ценности? Так это ж интроект!
Да, именно такое я и услышал на одной из обучающих групп гештальт-терапии. Короче, увидишь Будду – убей его! Нет, конечно бывает и так, что тот набор «ценностей», которым обладает человек на самом деле ему не принадлежат и воспринимаются им, как нечто объективно важное для всех людей на свете. Так и говорят «но ведь это важно, это надо, так принято, у всех так». Но ценности это совершенно другое. Это мое, индивидуальное, это то, что я люблю, то чего я выбрал придерживаться, то ради чего я готов сражаться и умереть, потому что без этого я уже буду не я. В некоторых школах гештальт-терапии этому уделяют мало внимания. С легкой руки Перлза «характер», как нечто стабильное, постоянное, устойчивое стало синонимом патологического. Однако он то имел в виду совсем другое – привычки, стереотипы, прежде всего, действительно навязанные извне. А вот до того опыта, который человек приобретает в жизни сам и научается его ценить у него просто руки не дошли. Слава богу, там еще Исидор Фромм был.

И так, не стоит забывать, что функция self существует в трех режимах ид, эго и персона. Без персоны (опыта, ценностей, преставлений о себе и о мире), человек становится психически нестабильным он просто не знает на основании чего ему делать выбор, что предпочесть в сложной ситуации, наконец ему не доступны долговременные проекты и отношения. Цикл контакта завершается не полным контактом (final contact), а постконтактом, на котором собственно и выясняется, что я сделал, как я это сделал, как мне это, кто я после этого и стоит ли так поступать в дальнейшем.

Миф десятый.
О прерываниях цикла контакта.

Прерывания цикла контакта – это зло и с ними надо бороться! Идеальный, хорошо пролеченный человек лишен прерываний цикла контакта. Демонстрировать прерывания цикла контакта в обществе гештальтистов неприлично. Вот.

Мда. И как не стараются, как не пишут о том, что прерывания цикла контакта это совсем не плохо, это просто фазы цикла контакта такие, все бестолку. Итак, еще раз, на самом деле, сначала человек находится в нейтральной точке – суть слиянии, потом выходит из него, потом происходит интроекция части среды получение энергии и/или информации, которая обрабатывается (пережевывается) и принимается за константу, потом человек проецирует, т.е. высказывает некоторые предположения о мире, в контексте имеющейся у него потребности, потом осуществляет выбор и при необходимости, ретрофлексирует (делая себе то, что не может получить в данный момент из среды), либо подавляет те свои намерения или желания, которые окажутся неуместными в данном контексте. Наконец в конце он может некоторое время постоять перед вступлением в контакт в эготизме, ощутив свою власть над тем, осуществлять свою потребность или нет, вступать в контакт или нет, получив наконец ощущение произвольности, столь необходимое для подлинной спонтанности. После чего снова войти уже в слияние контакта с объектом. Избыток энергии он по ходу дела может рассеивать с помощью дифлексии.
И так совет, начинающим гештальтистам, если вам с презрением или укором говорят ты сейчас проецируешь (интроецируешь, ретрофлексируешь, дифлексируешь, находишься в слиянии, мастурбируешь, и т.д.). Повернитесь и гордо ответьте: «Да, я знаю! И что?».

Но цель терапии — не просто отреагирование, а изучение, как я это себе создаю. выражение чувств должно быть безопасным для выражающего и питающей его среды. тогда оно здорОво.

Автор: Смирнов Алексей — психиатр, психотерапевт, врач высшей категории, кандидат медицинских наук. Гештальт-терапевт (сертификат EAGT). Сотрудник консультативного отдела Московского НИИ Психиатрии МЗ. Психотерапевт Института Психотерапии и Клинической Психологии и МГИ. 14 лет клинической практики. г.Москва

Оригинал и обширное обсуждение — тут.

А вот ещё — мифы, на сей раз лично от Нины.

1. Гештальтисты — эгоисты.

В начале терапии или обучения гештальт-подходу клиент (студент) впервые узнает, что у него есть собственные потребности. Не то, чтобы он раньше их не знал, он их не отслеживал и поэтому делал в своей жини все криво. И когда наконец он начинает осознавать свои потребности — он берет в руки большой разноцветный флаг, одевает парадную форму и торжественно несет на вытянутых руках свои потребности в окружающий мир, гордо провозглашая: У МЕНЯ ЕСТЬ ПОТРЕБНОСТИ, И ВЫ ДОЛЖНЫ ИХ УЧИТЫВАТЬ. При этом он еще не понял, что потребности есть не только у него. И потребуется еще довольно большой кусок терапии или обучения для того, чтобы узнать, что, вообще-то, они есть у каждого из нас и хорошо бы научиться балансировать между своими потребностями и потребностями окружающего мира, не разрушая ни себя, ни мир. Но очнеь многие доходят до места, где они берут в руки флаг и сваливают с терапии или с обучения. Гордо именуя себя гештальтистами.

2. Гештальтисты — провокаторы и циники, любители поорать на других и послать всех нахуй.

Папа гештальт-терапии, Фриц Перлз был параноиком. И когда он видел, что человек не может справиться со своим сопротивлением, он восклицал: «А подите-ка вы вон! Вы не хотите ничего менять в своей жизни и делаете из меня дурака!». На некоторых это действовало как пинок под зад и они начинали меняться, а на другую половину — не действовало никак, а только оскорбляло. Но на них не обращали внимание те, кто получил в попу пинок, и все думали, что папа был прав: просто они не хотят меняться. И они сами так думали — те, кого послали. Большинство восторженных последователей Перлза (которым помог пинок под зад) приняли личный невроз Перлза за психотерапевтческий прием и понесли его на вытянутых руках в массы. Гордо именуя себя гештальтистами.

3. Гештальтисты вываливают на клиентов свои чувства.

Один из принципов гештальт-терапии — аутентичность терапевта и равенство его позиции клиенту. Он не ведет себя как эксперт, а занимает позицию второй стороны (части среды, с которой взаимодействует клиент) и потому, чтобы клиент мог понять, ка он влияет на окружающий мир, гештальтисты тренируются дифференцировать свои реакции, чтобы сообщать клеинту, что тот или иной его способ поведения вызывает такую-то реакцию среды, нравится она ему или нет. Начинающие же гештальтисты в процессе обучения научаются с грехом поплам дифференцировать свои чувства и рассказывать их клиенту, начиная с телесных ощущений и заканчивая историей формирования этого чувства у самого терапевта, и кроме объема информации еще и забывают, зачем они это делают. Душевный стриптиз доставляет им удовольствие. Теперь они не боятся демонстрировать свои внутренности и гордо несут свои чувства на вытянутых руках, именуя себя гештальтистами.

Широта распространения таких способов поведения, называемых гештальтистскими, пропорциональна количеству недоученных адептов.

Оригинал и богатое обсуждение — тут.

О себя мне добавить нечего.

В развитие темы рекомендую вот этот материал.


На главную

Мифы о гештальт-подходе: 4 комментария

  1. Sarmat

    В общем, очень хорошая и осмысленная статья. Скорее всего, во многом автор права. Хотя нельзя и не признать и тот, факт, что подход гештальта на первое место выдвигает чувственно-эмоциональную сферу, а все иные сферы (инстинкты, личностную историю, волевую сферу, интеллект, духовную жизнь, сверхсознание и т.д.) некоторым образам подчиняет чувствам.

    Именно поэтому для анализа и терапии таких, завязанных на чувствах сфер жизни, как отношения между мужчиной и женщиной гештальт, возможно — оптимальная модель (вот одна знакомая про это очень хорошо написала:

    http://treningnavigator.com/blog/realtions/78.html

    а вот для деловый сферы, стратегического планирования и экстремальных форм терапии — по-видимому, нет.

  2. Розалия

    Павел, хотелось бы статью на эту тему вашими словами. К сожалению от Нины Рубинштейн не очень понятно, и много от неё мне не совсем приятно почему-то. Хотя темы очень интересны, сама не пойму что не так, словообороты или другое, или не хватает научности, опыта, как в ваших статьях.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.