«Свидетель защиты: Шокирующие доказательства уязвимости наших воспоминаний», Элизабет Лофтус

свидетель защиты. ложные воспоминания. психология воспоминаний. воспоминания. память. лофтус. элизабет лофтус. Сразу предупрежу — книга не новая, в США оригинал вышел в 1991 году. Почему у нас издали только недавно, увы, не знаю.

Впрочем, книгу это не портит — все данные, приведённые в ней, совершенно не устарели. Более того, более свежие исследования как самой Лофтус, так и других психологов, подтверждают информацию из книги.

Правда, один мелкий недочет (возможно, недочёт перевода) всё-таки время от времени «спотыкал» меня. Речь о спутанности понятий «память» и «воспоминания».

Сейчас уже понятно, что это очень разные феномены, но в то время, возможно, их ещё не разделяли так жёстко.
Память — это сохранение самых главных моментов опыта. Например, что у птицы крылья, а не колёса (какая это птица, что там за крылья — это для памяти уже не важно; память фиксирует главное).

А вот детали для памяти не важны — если деталь не является главной. Поэтому мы прекрасно помним опыт/или образ, но только в общих, то есть самых главных чертах.

Как вы понимаете, именно это и создаёт проблемы в раскрытии преступлений. Там нужны именно детали — если преступник, скажем, с татуировкой, то с какой именно? Память нам не поможет — ведь жертва преступления запомнит только опыт и образ преступника в самых общих чертах. А детали, как не важные подробности, упустит.

В итоге, жертва преступления может точно назвать пол нападавшего, его расу, но и только. Уже с весом и ростом начинаются проблемы. А чем более мелкие подробности нужно вспомнить, тем меньше память помогает.

И вот тут появляются воспоминания — текстово-визуальные истории. 

Их проблема в удивительной нестойкости. Дело в том, что мы их постоянно редактируем вдоль и поперёк.

И это понятно. Ведь задача воспоминаний (именно воспоминаний) — поддержание связности нашего бытия. Неудивительно, что наши сегодняшние личностные изменения аккуратно сопровождаются редактурой прошлого — всё ради связности и непротиворечивости.

Например, если у человека меняются политические предпочтения (скажем, из радикальных становятся умеренными) он будет вспоминать, что всегда был умеренным.
Эта разница памяти и воспоминаний отражена не только в терминах. Даниэль Канеман показал, что у нас есть «Чувствующее Я» и «Помнящее Я». Первое получает опыт и длится около тридцати секунд, а второе лишь поддерживает связность нашей личности.

В общем, именно об ошибках воспоминаний и писала Лофтус. И получилось дико увлекательно.

Книга похожа на хороший сериал — и не мудрено, ведь использованы реальные суды, в которых участвовала Лофтус.

Это не просто научпоп. Истории реальных людей делают чтение увлекательным, а научные данные при этом проглатываются легко и иногда даже как-то незаметно.

Главная мысль книги проста: свидетельские показания — последнее, на что стоит полагаться в суде. Воспоминания людей слишком ненадёжны и слишком легко поддаются изменениям (в том числе и со стороны). Слишком велик риск осудить невиновного, если мы полагаемся на свидетелей.

Читается книга как сценарий крутого юридического сериала — каждая глава (отдельное дело) держит за нервы и не отпускает. Интересно, интересно и ещё раз интересно.

Иногда научных данных даже мало — больше внимания уделяется переживаниям участников событий и юридическим моментам. Но в совокупности получается очень яркой и интересное произведение, от которого очень трудно оторваться.

На мой вкус, идеальное сочетание художественности и научности.

Очень рекомендую найти и ознакомиться.

Легальная электронная версия

***

Другие рекомендации хорошей литературы — здесь.

На главную

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.